Разделы сайта

Главная

Профессия МАМА

В 1999 году в социально-педагогическую теорию и практику, а одновременно – в жизнь некоторых семей вошло понятие «приёмное родительство». Этот принципиально новый социально-семейный институт до сих пор вызывает много дискуссий как у специалистов органов охраны детства, участвующих в создании приемных семей, у самих приемных родителей, так и у широкой общественности. Что это – «дети в аренду», благотворительность и миссионерство за государственный счет или возможность для детей-сирот и оставшихся без попечения родителей, не востребованных для усыновления или родственной опеки, жить в семье?

Попробуем разобраться в хитросплетениях приемного родительства. Задача непростая, поскольку соединить материнство, отцовство с трудовым договором и трудовыми отношениями по схеме «работник» – «наниматель» достаточно сложно. Тем не менее попробуем…

Приемная семья создается решением местной исполнительной и распорядительной  власти, в основе которого лежит заключение между «нанимателем» и «работником» двух договоров: срочного трудового договора и договора о передаче ребенка на воспитание. В результате заключения трудового договора приемный родитель получает работу путем организации рабочего места на дому  и заработную плату за свои услуги по воспитанию приемного ребенка. Как следствие заключения договора о передаче ребенка на воспитание в приемную семью между приемным родителем и ребенком возникают правоотношения по модели «опекун» – «подопечный». То есть приемный родитель – это опекун ребенка-сироты, получающий зарплату за воспитание ребенка на дому.

Гражданско-правовое положение приемного родителя полностью очерчено Кодексом Республики Беларусь о браке и семье (ст.160-174 и др.). Рассматривая правовое положение приемного родителя,   имеется «опасность» подмены приемного родительства усыновлением. А это – не одно и то же. «Медвежью услугу» в общественном понимании статуса  приемного родительства  и в формировании отношения к приемным родителям сыграло, на наш взгляд, само название этого института семейного воспитания. Вдумайтесь, уважаемые читатели: усыновителя, который полностью берет на себя ВСЕ заботы о ребенке и его будущем, даёт усыновляемому свою фамилию, право на наследование имущества и всё, что связано с семейными бессрочными (т.е. НАВСЕГДА) отношениями, мы называем всего лишь «усыновителем». Человека же, который на срок трудового договора воспитывает ребенка, получая зарплату за свои труды, мы величаем «приемная МАМА, приемный ОТЕЦ». На наш взгляд, и практики охраны детства не преминут с этим согласиться, приемного родителя можно было бы назвать и по-другому – домашний воспитатель, к примеру.  Ведь  «как вы лодку назовете, так она и поплывет!».  И плывет эта лодка, иногда  «заплывая» не в ту сторону. Поскольку от понимания смысла профессионального оплачиваемого труда на благо ребенка, оставшегося без попечения родителей, до настоящего материнства и отцовства, как выясняется, «дистанция огромного размера».  Сегодня на бытовом и не только на бытовом уровне приемных родителей воспринимают как этаких благотворителей, которые ценой невероятных усилий помогают приемному ребенку. На самом деле люди рационально и профессионально занимаются воспитанием детей, лишенных родных семей.

Профессия приемной мамы, приемного родителя настолько же почётна, как профессия учителя в школе, воспитателя в детском саду и работника детского дома, интерната для детей-сирот. Эти профессии проникнуты искренним Чадолюбием, уважением к ребенку, неподдельной семейственностью. Вспомните, дорогие родители, как часто мы, воспитывая и растя детей, менялись по авторитетности с первой учительницей, учителем-предметником  своего ребенка… Называя школу «вторым домом» для детей мы, родители, подчеркиваем вклад тружеников-педагогов в общее дело воспитания. 

Замечательно, что в нашей стране нашлись и находятся люди, желающие на профессиональной основе помочь сироте, приняв его на воспитание в свою семью. Каждый день, прожитый ребенком в семье – огромное благо для ребенка. Ведь только в семье ребенок научается азбуке жизни, законам семьи как оптимального и естественного способа человеческого жития. Воспитание в семье дает возможность ребенку знать, что необходимо трудиться; деньги нужно зарабатывать, а не выклянчивать, манкируя своим ущербно-сиротским статусом; булки не растут на хлебном дереве, а вода в чайнике, сколько ее не кипяти, сладкой и коричневой не станет, в чай не превратится. Как ухаживать за собой, быть внимательным к окружающим (ведь права есть не только у сироты, но и у других людей!), как жить в гармонии с миром – всей этой наукой делится приемная семья с ребенком, оставшимся без попечения биологических родителей. Убеждены, что 4 733 ребенка, воспитывающиеся в 3 231 приемной семье сегодня окружены заботой, семейным вниманием и теплом. Итак, приёмное родительство – прекрасная возможность для воспитанника интернатного учреждения напитаться позитивным семейным опытом, живя в благополучной замещающей семье.

Приёмное родительство, безусловно, социально и экономически выгодно для страны. Социальная выгода понятна и заключается в минимизации воспроизводства социального сиротства. Ребенок-сирота, выросший в приемной семье, будет стремиться к семейному образу жизни, а не к примитивному  и безответственному существованию по схеме «меня бросили, я родил (родила) – бросил, государство всех вырастит». Экономическая выгода воспитания ребенка, лишенного семьи, в новой приемной семье, также ощутима, поскольку ежемесячное содержание ребенка в интернатном учреждении значительно дороже для бюджета страны, чем выплата ежемесячного пособия на содержание ребенка в приемной семье и оплата труда приемного родителя.

 

Перед приемной семьей, наряду с иными, стоят две гиперзадачи:

обеспечить приемного ребенка надлежащим воспитанием, т.е. создать условия для жизни и развития ребенка в семье и защитить его права. Попросту говоря – накормить, одеть, обстирать, вместе с ребенком – учиться (готовить уроки, представлять в школе интересы ребенка); стать законным представителем ребенка в решении всех его личных дел (управление жильем, имуществом, вкладами и т.д.), в целом – подготовить ребенка к будущей самостоятельной жизни;

сохранить, укрепить, развить связи ребенка с биологической семьей и биологическими родственниками, добиться – в идеале – возвращения ребенка в родную семью.

Для выполнения этих задач мало любить детей, нужно уметь профессионально воспитывать особенного ребенка, отторгнутого родной семьей, уметь защищать его права и интересы, представлять его во всех государственных органах, в том числе – в суде. При кажущейся простоте труда приемного родителя (подумаешь! Своих детей вырастили, знаем, что к чему!), профессия приемного родителя требует значительных познаний в сфере педагогики, психологии, семейного права, юриспруденции. Ведь приемный родитель – это опекун, попечитель, законный представитель ребенка. От его усилий во многом зависит своевременность предоставления ребенку государственных гарантий, льгот. Именно приемный родитель, взявший на себя труд по воспитанию ребенка, ведет все дела несовершеннолетнего от его имени. Кстати, приемные родители не имеют права препятствовать усыновлению своего воспитанника иными людьми… Для работы приемной мамой мало своего желания и жгучего чувства жалости  к брошенному ребенку. Нужно обладать запасом педагогической и психологической прочности, выдержки, разносторонними профессиональными навыками.  Именно такие профессионалы нужны для воспитания детей, оставшихся без попечения родителей.

Для того чтобы стать приемным родителем  каждый проходит свой путь. Нет такого училища, техникума или ВУЗа, который готовил бы специалистов данного профиля и выдавал дипломы с записью «закончил курс обучения по специальности «приемная мама, приемный отец»». Но, думается, это дело времени. Во всяком случае, в странах Западной Европы, где институт профессионального приемного родительства насчитывает  многие десятки лет, такие специалисты готовятся в учебных заведениях по специальностям  «социальный работник», «домашний воспитатель».   

У нас нехватку образования в необходимых отраслях знания  приемные родители восполняют на курсах, систематически организуемых учреждениями, обеспечивающими повышение квалификации и переподготовку специалистов образования.  Специалисты Национального центра усыновления - обязательные участники таких курсов повышения квалификации. На наш взгляд,  курсы важны не только объемом новых знаний, передаваемым приемным родителям, сколько возможностью обменяться своим опытом, поделиться радостями и сложностями в воспитании приемных детей, узнать от своих же коллег – что ты делаешь «так», а что «не так». Уставной задачей Национального центра усыновления является социально-педагогическое, психологическое и правовое консультирование кандидатов в приемные родители и собственно приемных родителей. Мы благодарны приемным родителям за их вопросы, обеспокоенность будущим приемных детей и желание помочь приемным детям найти правильное место в жизни. Всегда с интересом обсуждаем «трудные» жизненные  случаи, со многими приемными  семьями  поддерживаем «обратную связь». Думаем, читателям нашей рубрики будет интересно прочесть историю одной приемной мамы и оценить ее профессиональный и человеческий  вклад в судьбу приемных детей.  

 

Профессия приемной мамы особенная. Уникальным образом в ней сочетается профессионализм, рассудительность и безграничная любовь к детям. При этом каждая приемная семья – уникальна: собственный, присущий только этой семье, семейный уклад, стиль и способ общения и воспитания, детско-взрослых отношений, обычаи и традиции – все это, в будущем, станет предметом научного и широкого общественного осмысления. А пока из года в год растет число приемных семей. Значит, все больше людей, для которых возможность помочь ребенку, оказавшемуся в беде, становится профессиональным делом.

 

 

Письмо приемной мамы

ВИРТ Александры Александровны

 

В мае 1998 года мы взяли под опеку двух детей из Терюхского детского дома, а затем, в 2000 году, мы были преобразованы из опекунской семьи в приемную.

Моя семья была первой, взявшей детей-сирот на воспитание в Рогачевском районе.

До того как я стала приемным родителем, я почти 17 лет работала в Рогачевском райисполкоме секретарем-машинисткой в общем отделе исполкома. Во время работы приходилось сталкиваться с проектами решений о лишении родителей родительских прав. После подготовки таких проектов я просто выбивалась из колеи, очень расстраивалась, переживала за детей, которые должны были воспитываться в детском доме или интернате. Было стыдно за родителей, которые докатились до того, что у них отобрали детей.

У меня в жизни не всегда складывалось так, как хотелось бы. Рано оставшись без мужа (он, к сожалению, выпивал), я самостоятельно воспитывала своих детей и делала все, чтобы они ни в чем не испытывали недостатка. Было очень трудно, но никогда я даже помыслить не могла, что проблему можно решить с помощью рюмки. 

 

А потом я еще раз вышла замуж. Мой муж - очень хороший человек. Он помог мне поднять двоих моих детей. Сыну сейчас 27 лет. У него своя семья, двое деток. Дочке 17 лет. Она пока учится в школе. Совместных детей у нас с мужем нет.

Когда сын поступил в Краснобережский сельхозтехникум, его комната стала пустой и неуютной. И мы с мужем решили сделать хорошее дело — взять в семью ребенка из детского дома, заменить ему биологическую семью, подготовить к взрослой жизни. Хотели, чтобы это была девочка 4-5 лет. Позвонили директору детского дома Регине Петровне Карпезо, и она сказала, что такие дети есть, и мы можем приезжать. 

В детском доме с нами долго беседовали директор и психолог о мотивах принятия ребенка в семью, о нашей семье. Потом привели девочку. Она подошла ко мне, обняла и спросила: «Мама, Вы за мной приехали?» Я тоже обняла ее, прижала к себе, и, не выдержав, заплакала. Заплакали все. 

К нам подошел мальчик, он тоже плакал. Директор сказала, что это Ваня, брат нашей девочки Кати. Я тоже его прижала к себе, успокоила и спросила мужа: «Что будем делать?» Муж ответил: «Возьмем двоих, брата и сестру разлучать нельзя». 

Вот уже шесть лет дети воспитываются в нашей семье. Мои дети Андрей и Аннушка, и невестка Алеся сразу хорошо их приняли. 

Поначалу было очень трудно. Иногда руки просто опускались. Семилетний Ваня и пятилетняя Катя не умели правильно держать вилку в руках, не знали, как пользоваться салфеткой, как мыться в бане и много другого, чему их должны были научить родители с самого детства. Но постепенно всему научились. 

В период летних каникул у нас на оздоровлении находилось по 4-5 человек из того же Терюхского детского дома. Через несколько лет, после того как мы взяли Катю и Ваню, мы решили принять еще четверых детей, отдыхавших у нас: Сашу, Олю, Лешу и Никиту. Все эти дети имели (и имеют) хронические заболевания и нарушения психофизического развития. Требуется постоянное внимание и уход за ними. Вообще, воспитание детей-сирот - тяжелый труд, хотя кому-то со стороны это кажется простым занятием. Поэтому я очень благодарна своему мужу Рублевскому Александру Ивановичу - без его поддержки и понимания я, может быть, и не сделала бы такого ответственного шага. Хочу рассказать историю своих детей.

Мама Вани и Кати лишена родительских прав, потому что пила. Отец в актовые записи о рождении записан со слов матери. Однако он есть, и они его знают. Я не запрещаю детям общаться с родителями, но за все время нахождения Вани и Кати у нас, мама позвонила всего лишь три раза. Отец, отсидев в ЛТП, разыскал детей и с моего согласия встретился с ними. Пообещал им, что заберет, и... пропал. 

У Саши родители лишены родительских прав. Мы знаем адрес мамы и писали ей несколько раз, однако она ни на одно письмо нам не ответила. Саша переписывается только с сестрами. 

У Оли мама погибла - убил отец. Он сейчас отбывает наказание в местах лишения свободы. Однако, несмотря на это, Оля поддерживает с ним отношения, и мы поощряем ее в этом. 

Родители Леши также лишены родительских прав. К сожалению, нам не известно их место жительства, но Леша постоянно перезванивается с братом. Их в семье было двое. 

Никита находился у нас на временной опеке, так как мама отбывала наказание в женской колонии. Она писала нам покаянные письма, обещала, что исправится. После освобождения она забрала Никиту, но сейчас уже известно, что она продолжает пить, а ребенок находится в одном из приютов Гомеля. 

Я считаю очень важным научить детей правильному отношению к своим родителям. Именно поэтому мы по возможности стараемся поддерживать дружеские отношения с родителями и родственниками детей и ведем с ними переписку. 

С появлением новых детей появилось и много новых проблем, в большей степени связанных с воспитанием. Надо было к каждому ребенку найти индивидуальный подход, каждому объяснить, как и что лучше делать. Я учила своих детей правилам гигиены и ухода за собой, ответственному отношению к учебе, правильному поведению. Большую психологическую помощь оказывали нам работники социально-педагогического центра помощи семье и детям и врач-психиатр. 

Сейчас многие проблемы решены. Дети содержат в порядке свои уголки, помогают мне по хозяйству. Для них дом стал по-настоящему родным. Мы не делим их на своих и чужих. Просто живем одной большой дружной семьей. На нашу любовь они отвечают любовью. 

В нашей семье очень любят отмечать праздники - православные и дни рождения. Дети тщательно к ним готовятся, помогают мне готовить, с нетерпением ждут, когда вся семья соберется за праздничным столом. 

Побывайте хотя бы один раз в детском доме, и вы увидите, сколько глазенок смотрят на вас, и каждый из этих детей хочет иметь семью. Думаю, что мой опыт поможет решиться еще кому-то взять в свои семьи детей-сирот, вырастить, воспитать их, а потом и гордиться ими. Да и дети будут признательны за воспитание. 

Я очень счастлива, что у меня такая большая и дружная семья. Я горжусь своей работой!