Разделы сайта

Главная

Профессиональная деформация

Несколько слов о профессиональной деформации

 Утром я проснулась с острым чувством: что-то сделано неправильно.  Пока семья занималась своими утренними делами, я успела проанализировать события вчерашнего трудового дня и выделила в нем самый неприятный момент – тяжелый разговор с клиенткой, обратившейся явно не по адресу.  А дело было так… Перед самым обеденным перерывом в кабинет вошла дама за 45, и спросила, здесь ли охраняют материнство и детство? Пригласив женщину располагаться, я добавила, что охраняют нынче не только материнство и детство, но и отцовство. И хотя центр усыновления занимается очень узким и специфическим участком охраны детства – семейным устройством детей-сирот, я готова внимательно выслушать посетительницу. Женщина начала рассказ. В браке 25 лет, сыну 22 года, дочери 15. Совсем недавно произошел развод с мужем. Муж стал совсем невыносимым, грубит, хамит, к детям пристает – все указывает, все воспитывает, а алиментов 70 тыс. на дочь платит. Что делать, как защитить себя и детей от гнета отца, ведь живут совместно в трехкомнатной квартире, как на подводной лодке? Трогательная история, особенно если добавить, что старший сын от бесконечных семейных скандалов впал в депрессию. И недавно на семейный скандал был вызван участковый. И дочь боится оставаться дома с отцом, он все время ругается. На уточняющий вопрос  «пьет?» ответ был отрицательный. И вот кульминация, т.е. просьба: как выселить бывшего мужа из квартиры, в которой он имеет 33%  площади в собственности? И что вообще можно сделать в защиту прав детей на спокойную жизнь?

 Можно разменять квартиру, - предложила я. Вариант не подходит – «он» против, да и что выменяем: мать с детьми «полуторку», а «он» комнату.

 Можно разделить лицевой счет, вставить замки в двери своих комнат, максимально изолироваться.

 Можно с детьми уехать к родителям, благо они живут рядом (этот вариант бы высмеян: «Как же! Я этому уроду квартиру оставлю? Ни-ког-да!)» Нет, нет, нет…

 Варианты цивилизованного решения проблемы расставшихся супругов у меня закончились, но ни один из них клиентку не устраивал. И тут я перешла в наступление: а может, муж себя так ведет, потому что вы провоцируете; а может, вы настраиваете детей против отца; вы же когда-то любили этого человека, двоих детей совместно нажили – нельзя ли как-то по-человечески решать свои проблемы…

 Но с  посетительницей мне сегодня «повезло»: «Да что это за дурацкие законы, когда мать семейства должна искать выходы из этого тупика? Жить совместно невозможно – ад! И никому нет дела, дети пропадают! И что за жестокое общество! И чего вы тут сидите, если помочь мне не можете!?»

 Я в долгу тоже не осталась: «А вы куда смотрели? 25 лет вас все устраивало, а теперь – подскажите путь, как мужа извести?! Что я, по-вашему, должна вам сказать? Что в стране созданы резервации для ненужных мужей? И туда зачисляют по направлению центра усыновления? За все в жизни надо платить. И вообще, как сказал Бетховен: «Человек, помоги себе сам!» 

 Последнее слово осталось за собеседницей: «Жируете тут на моих налогах! А толку от вас…»

 Обед прошел интересно. Есть не хотелось. «Последней каплей» стал прозвучавший тут же звонок коллеги-инспектора по охране детства Н-ского района: «Как они меня все достали! Не могу больше! Понарожают детей, а я крайняя!» - орала в трубку подруга моей профессиональной юности: у нее «провис» ребенок, мать которого сбежала из роддома. Мальчишку срочно надо устраивать, а документов нет. В общем-то ситуация рядовая, и чего это коллегу так понесло?

 И вдруг я поняла: мы просто устали. Мы выработались. Мы выгорели. Эмоциональное выгорание - один из видов профессиональной деформации личности. Чаще всего появляется у специалистов, вовлеченных в решение проблем в диаде «человек – человек». По-моему, профессии социального работника, социального педагога, социального психолога – самые опасные в точки зрения эмоционального выгорания и профессиональной деформации.

 Если хотите узнать,  не коснулась ли вас профессиональная деформация, - проверьте себя на наличие некоторых симптомов. Не вызывает ли работа у вас чувства безразличия, эмоционального истощения, изнеможения (человек не может отдаваться работе так, как это было прежде)? Не свойственна ли вам дегуманизация (развитие негативного отношения к своим коллегам и клиентам)? Часто ли вы испытываете негативное профессиональное самовосприятие — ощущение собственной некомпетентности, недостатка профессионального мастерства?  Если «это» у вас имеется – добро пожаловать в наши ряды, ряды профессионально деформированных! Не стесняйтесь, у нас все «по-домашнему». Нас много: в каждом органе власти, в каждом кабинете, в каждом коллективе есть наши друзья по несчастью. Мы – как правило, высокообразованные профессионалы более чем с 10-летним профессиональным стажем. К нашему мнению прислушиваются, нас уважают (как же, мы  ведь «аксакалы»!)  Начальство нас ценит: работа для нас давно стала смыслом жизни. Позвоните нам в любое время дня и ночи: мы готовы решать ваши проблемы. И это за счет личного времени, за счет своих семей, за счет своих личных интересов. Работа так прочно вошла в нашу жизнь, что времени на какие-то «нерабочие» занятия, хобби, увлечения просто не осталось! Да и не интересно нам как-то все, не связанное с работой. Одна моя приятельница просто не ходит в отпуск: ей в нем делать нечего!

 Вместе с ростом профессиональной деформации у нас пропадает чувство юмора и самокритичность. Мы глубоко убеждены, что в наших профессиональных промахах виноваты не мы.

 Медленно, но верно  с эмоционального уровня профессиональная деформация переходит на соматический уровень. И вот уже вблизи маячат больничные листки  по заболеваниям психоневрологического профиля…

 Дома мы, профессионально деформированные, полностью соответствуем  пословице «сапожник без сапог». Перед своими проблемами пасуем, однако стараемся поучать и поучать. Жить с нами трудно. Одна коллега, у которой все не решается жилищная проблема, как-то посетовала, что если сложить квартиры, которые она «выбила» для сирот, многодетных и малообеспеченных, то наверняка получится многоэтажный дом.  А ее жилищные условия все никак не улучшатся…   

 Но ведь как хорошо все начиналось!   Как хотелось помогать людям, решать их проблемы! Окружающие верили, что ты обладаешь массой ценнейших качеств: умеешь найти подход к любому ребенку, знаешь выход в любой ситуации, можешь красиво и аргументированно говорить, убеждать.  В общем, ты этакая машина, днем и ночью выполняющая свои профессиональные функции. Но это не так. Социальные работники, учителя, психологи, юристы, врачи — те же люди, но целый рабочий день их «цедят» энергетически, вываливая им на голову новые и новые проблемы.

 Хватит жаловаться! Да, работа с людьми, да еще в ритме диспетчерской, когда постоянно появляются новые задачи, новые вводные и новые требования, а сил на приспособление к быстро меняющимся условиям не находится, изматывает. Однако в этой  профессиональной  гонке есть нечто постоянное: нам нравится наша работа. Мы любим свою работу. Мы дорожим своей работой. Значит, надо что-то делать, чтобы подольше сохраниться в профессиональном плане!

 Заглянула в интернет, этот источник народной мудрости и переходящих из уст в уста научных рецептов. Да, профессиональной деформации посвящены целые сайты, рефераты, диссертационные работы! Но как вылечиться от этой напасти? Есть целый перечень советов! Некоторые совершенно не подходят, поскольку призывают радикально поменять место работы: мне, скорей всего, подошла бы работа на морском дне: морской пейзаж успокаивает, при этом аквалангисты работают малыми группами (по двое-трое), что диаметрально противоположно моему нынешнему коллективному труду. А самое главное – руководство находится на суше. 

 Вспомнив, что в профессиональной жизни «ты и швец, и жнец, и на дуде игрец», в дополнение к глубоко научным интернетовским, я постаралась разработать несколько собственных советов борьбы с профессиональной деформацией, которые можно использовать коллегам, занимающимся решением проблем социального сиротства и находящимся на переднем крае социально-педагогической практики.

 1. Черпать силы в тылу. Наши семьи – это то, что останется, даже когда закончится работа. Обратите внимание, коллеги, наши домашние полностью уверены в нашей всесильности! И именно наши домашние искренне веруют в наш профессионализм! И они гордятся нами! Так давайте проводить с домашними больше времени и не делать их заложниками в  решении профессиональных задач!

 2. Восстановить утраченное. Нужно обязательно завести какой-то интерес! Кроме работы, разумеется. Желательно, чтобы интерес не соответствовал профессиональной сфере.  Вспомните, мы ведь когда-то вязали, вышивали крестиком, сушили гербарии и делали икебану. Я, к примеру, такой интерес уже нашла: цветоводство. Правда, оно у меня, в основном, на работе… Но если надо – буду украшать клумбы вокруг здания!

 3. Уметь гордиться (уметь видеть позитивные результаты своего труда). Вспомните, когда последний раз руководство вас «отмечало». Но не зависимо от того, заметили наш очередной производственный подвиг или нет, - кому-то рядом с вами стало легче. Повышайте свою самооценку. Но не переусердствуйте!  

 4. Любить жизнь во всех ее проявлениях. Добавить нечего, и так все ясно.

 Если честно, то мне кажется, что профессиональная деформация как профессиональная депрессия. А от депрессии одно лекарство: быть с людьми и почаще делать покупки. Говорят, помогает…